Контрольная работа по лексикологии

1.Отрывок из повести В.А. Солоухина «Владимирские просёлки»
Река, вдоль которой мы пошли, то и дело круто поворачивала то вправо, то влево, так что поблескивающее зеркало ее упиралось вдали то в заросли ивняка, то в песчаный обрыв. Наконец нам надоело это, и мы решили уйти от реки по первой дорожке. Вскоре вправо на довольно крутой пригорок, заросший дубами, повела тропа. Мы пошли по ней, и через полчаса матерый сосновый лес окружил нас. Безмолвно и тихо было в этом лесу. Там, высоко-высоко, где яркая зелень сосновых крон оттенялась яркой белизной облаков, может, и бродили какие ветерки, у нас внизу было совсем тихо. В неподвижном нагретом воздухе крепко пахло медом, и некоторое время мы не могли решить, откуда исходит медвяный запах.
Все знают, как красиво и заманчиво выглядывают по осени из темной глянцевой зелени яркие кисточки брусники, словно капельки свежей крови, но мало кто замечал, как цветет этот вечнозеленый боровой кустарничек. Нам и в голову не могло прийти, что вон та невзрачная цветочная мелюзга может напоить огромный бор своим ароматом. Я сказал «невзрачная цветочная мелюзга» и тем незаслуженно оскорбил один из самых изящных и красивых цветов. Нужно только не полениться сорвать несколько веточек, а еще лучше опуститься на колени и бережно разглядеть.
То, что издали казалось одинаковым, поразит вас разнообразием.
Вот почти белые, но все же розовые колокольчики собрались в поникшую кисть на кончике темно-зеленой ветки. Каждый колокольчик не больше спичечной головки, а как пахнет! Это и есть цветы брусники.
А вот тоже колокольчик, но очень странный. Он совсем круглый и похож больше на готовую ягоду, уже и покрасневшую с одного бока. А еще он похож на крохотный фарфоровый абажурчик, но такой нежный и хрупкий, что вряд ли можно сделать его человеческими руками. Будет чем полакомиться и ребятишкам и тетеревам. Ведь на месте каждого абажурчика вызреет сочная, черная, с синим налетом на кожице ягода черника.
А вот собрались в кисточку крохотные белые кувшинчики с яркими красными горлышками. Кувшинчики опрокинуты горлышками вниз, и из них целый день льется и льется аромат. Это целебная трава толокнянка. Нет, только издали похожи друг на друга боровые цветы. Если вглядеться но тонкости работы, по изящности и хрупкости ничем не уступит брусничный колокольчик другому, большому цветку. У ювелиров, например, мелкая работа ходит в большей цене.
Временами между кочками или пнями попадались аккуратно постланные светло-шоколадные коврики кукушкина льна, этого непременного обитателя сухих сосновых лесов.
На серой лесной земле, на плотной зеленой дерновинке, светились тут и там небольшие белые-белые пирамидки. Это кроты разглашают лесную тайну, что стоит этот лес на чистых речных песках.
Попадались и большие поляны, где лес был весь вырублен. Залитые солнцем, паслись на таких полянах маленькие сосенки. Казалось, матерые деревья выпустили своих детишек поиграть да порезвиться, а вот придет вечер – и позовут, покличут обратно под свой темный и мрачный полог.
Одного мы не могли разгадать. Тянулись рядом с дорогой, по обе стороны от нее, необыкновенно ухоженные, разметенные тропы, да еще вроде и присыпанные песком. Думали мы, думали, да так и оставили до случая.
И было цветение сосны. Стоило ударить палкой по сосновой ветке, как тотчас густое желтое облако окружало нас. Медленно оседала в безветрии золотая пыльца.
Еще вчера, еще сегодня утром принужденные жить в четырех стенах, отстоящих друг от друга не больше чем на пять метров, мы вдруг захмелели от всего этого: от боровых цветов, от солнца, пахнущего смолой и хвоей, от роскошных владений, вдруг ни за что ни про что доставшихся нам. Меня еще сдерживал рюкзак, а Роза то убегала вперед и кричала оттуда, что попались ландыши, то углублялась в лес и возвращалась, напуганная «огромной птицей», выпорхнувшей из-под самых ног.
Между тем впереди, сквозь деревья, сверкнула вода, и вскоре дорожка привела к большому озеру. Озеро это было, можно сказать, без берегов. Шла, шла густая сочная трава лесной поляны, и вдруг на уровне той же травы началась вода. Как будто лужу налило дождем. Так и думалось, что под водой тоже продолжается трава и что затопило ее недавно и ненадолго. Но сквозь желтоватую воду проглядывало плотное песчаное дно, которое уходило все глубже и глубже, и чем больше уходило оно в глубину, чернее и чернее становилась озерная вода.
Были устроены узкие длинные мостки, невдалеке от которых привязанная к дереву дремала на воде плоскодонка. Четко, как нарисованная тушью, отражалась она в коричневатом зеркале озера. На поляне, шагах в тридцати от берега, стоял большой, не старый еще, бревенчатый дом с террасами. На другом берегу озера белелись каменные постройки. Оттуда доносились голоса, обрывки песен, девичий смех.
Неслышно подошел и встал сзади нас человек. Мы оглянулись, когда он кашлянул, и не знаем, долго ли стоял он молча. Ему было лет шестьдесят. Он был брит, сухощав и морщинист, а на голове копна не то курчавых, не то непричесанных волос. Болотные резиновые сапожищи бросались в глаза прежде всего.
– Дворец-то ваш? – кивнул я на дом с террасой.
– Нет, милый, я ведь здешний лесник, а у лесника какие дворцы. Завхоз был один, вон в той колонии работал. – Старик показал на другой берег озера. – Да, сорок лет работал. И разрешили ему здесь поставить дом. Ну вот он и поставил. На царском месте дом-то, можно сказать, стоит. А тоже ведь помер, завхоз-то.
– Давно лесничаете?
– Как же не давно, когда сорок лет. Я еще при хозяине здесь лесорубом работал. Это ведь все Ивана Николаевича Шелехова владение было. Ба-гатый человек был Шелехов.
– А где он жил, не в тех ли каменных домах, что за озером?
– Нет, милый, в домах монастырь был Введенский, и озеро по нему Введенское называется. Хорошее озеро, рыбное. Вон колышек в воде забит. Поезжай на рассвете с удочкой, привязывай лодку к колышку, и что же – за час конная бадья окуней. Сушью бадья-то, без воды. Опять же вода интересная. Сделается она к вечеру вроде как кипяченая. У меня от резиновых сапог суставы ломит, так я вечером полазаю босой часа два или три, и опять бегают мои ноги. А другим невдомек, что может быть такое средствие. В другой раз, чтобы попусту не лазать, возьмешь бредешок. И ногам облегчение, и две корзины лещей. Лещ-то убывает теперь. Леща торфяная вода губит. Задыхается наше озеро почесть каждую зиму, а рыбе это ущерб. Конечно, глубины большой нету, шесть метров – самая глубина. Вон Белое озеро рядом, у того другая стать. Вода – что слеза! И глубины метров тридцать пять будет. Ямой оно, Белое-то озеро, агромадной ямой. Зато и холодна же вода. Рыба от холодной воды вся и ушла. Видать, подземное сообщение у того озера с рекой… или с морем каким… – И он вопросительно посмотрел на нас, как мы отзовемся на его море. Может, проверить хотел на новых людях правдоподобность самого звучания нравящейся ему невероятной гипотезы. – Да, там уж не полазаешь по воде, чтобы ноги-то, значит, не гудели.
Как ни забавно было представлять старика, лазающего в течение двух часов по вечернему молчаливому озеру, нужно было вернуть его на то место, с которого он так резво утрусил в сторону.
– Если не в каменных домах, то где же жил твой Шелехов, во Владимире, что ли?
– Во Владимире?! Скажете тоже. Стал бы Шелехов жить во Владимире. В Варшаве, вот где он жил. Но только, скажу я тебе, не жил он, а лежал в параличе. А в лесу своем и в добром здравии не бывал ни разу.
– Как же так, имел такое богатство, такую красоту и совсем не пользовался?
– Зачем не пользовался? Деньги к нему текли. А насчет красот-то, так ведь их только наш брат лесник в достоверности оценить способен, потому как вся жизнь в лесу. Кошка к собаке и та привыкнуть может, если подольше да сызмальства приучать, а человек к лесу и подавно, то есть так привыкаешь, как к жене или вообще живому существу. Вон сосна, она все одно что живая, с ней поговорить можно.
Мы пошли было от озера, но тут я вспомнил про загадочные тропинки возле дороги и вернулся. Старик посмотрел на меня ласково.
– А это, мил человек, мы от пожару. Вот идешь ты бором, кинешь спичку или окурок, начнется пожар. А как же, непременна начнется! Однако дорожка эта огонь в лес не пустит. Мы, мил человек, блюдем лесок-то, а как же, очень даже блюдем!
Перед нами встал роковой вопрос: куда же идти теперь, глядя на закатное солнце?
В начале пути, когда отходили от реки, мелькнула в стороне деревенька. Значит, нужно было добраться хотя бы до нее. Теперь нас не прельщали уж красоты леса. Быстро наступающие сумерки подгоняли нас. А когда мы добрались до деревеньки, совсем стемнело. В одном из домов зажегся свет. Набравшись храбрости, мы пошли на огонь.
На этом окончился первый день нашего странствия.

2.Однозначные слова:
Будет чем полакомиться и ребятишкам, и тетеревам.
ТЕТЕРЕВ, -а, м. Крупная лесная птица отряда куриных с черным (у самок — с пестрым) оперением, являющаяся ценной дичью.
2. Это целебная трава толокнянка.
ТОЛОКНЯНКА, -и, ж. Вечнозеленый стелющийся кустарник семейства вересковых с бело-розовыми цветками и красными ягодами.

Многозначные слова:
1. Он совсем круглый и похож больше на готовую ягоду, уже и покрасневшую с одного бока.
ЯГОДА, -ы, ж. 1. Небольшой сочный плод кустарников, полукустарников, кустарничков и травянистых растений. 2. перен. О здоровой и привлекательной женщине, девушке (прост.).
В данном тексте слово «ягода» употреблено в 1-ом значении (значение прямое).
2. Каждый колокольчик не больше спичечной головки, а как пахнет!
КОЛОКОЛЬЧИК, -а, м. 1. Звонок в форме маленького колокола. 2. мн. Ударный музыкальный инструмент — набор металлических пластинок, звук из которых извлекается ударами деревянных молоточков или при помощи механического устройства. 3. Травянистое растение с лиловыми или темно-голубыми цветками, по форме похожими на маленькие колокола.
В данном тексте слово «колокольчик» употреблено в 3-ем значении (значение прямое).

3.Омонимы:
1. Нам и в голову не могло прийти, что вон та невзрачная на вид цветочная мелюзга может напоить огромный бор своим ароматом.
Бор¹ — Хвойный, обычно сосновый лес, растущий на сухом возвышенном месте.
Бор² — Химический элемент, входящий в состав многих минералов, твердое кристаллическое вещество.
Бор³ — Стержень различной формы с насечками, приводимый во вращение бормашиной в зубоврачебной практике.
Полные омонимы.

2. Вот почти белые, но все же розовые колокольчики собрались в поникшую небольшую кисть на кончике темно-зеленой ветки.
Розовый¹ — 1. Цвета недозрелой мякоти арбуза, цветков яблони, белый с красноватым оттенком. 2. перен. То же, что радужный (во 2 знач.) (разг.). 3. Розовое дерево — древесина некоторых тропических деревьев, окрашенная в розовый цвет.
Розовый² — Изготовленный из розы (например, розовое масло).
Полные омонимы.

3. Вот почти белые, но все же розовые колокольчики собрались в поникшую небольшую кисть на кончике темно-зеленой ветки.
Кисть¹ — 1. Укрепленный в рукоятке пучок ровных щетинок, волосков для нанесения на поверхность краски, клея, лака. 2. Украшение в виде стянутого вверху и расходящегося книзу пучка ниток, шнурков. 3. Разветвленное соцветие (при созревании его — плоды) на удлиненном стебле.
Кисть² — Часть руки (у животных — передней конечности) от запястья до конца пальцев.
Полные омонимы.

4.Синонимы:
1. Изящный – красивый (семантические).
Синонимический ряд: красивый (опорное слово) — прекрасный, благовидный, великолепный, чудный, живописный, изящный, миловидный, прелестный, привлекательный, очаровательный, пригожий, хороший, хорошенький, чудный, восхитительный, обворожительный и др.
2. Крохотный (разг.) – небольшой (нейтр.) (стилистические).
Синонимический ряд: небольшой (опорное слово) — малый, незначительный, маленький, мелкий, чуть заметный, крошечный, невнушительный, крохотный, малозаметный, малюсенький, некрупный и др.
3. Аромат – запах (семантические).
Синонимический ряд: аромат (опорное слово) — благовоние, запах, благоухание, дух, амбре, букет, фимиам.

5.Антонимы:
1. Невзрачный – красивый.
Тип по структуре — разнокорневые, тип смысловой противопоставленности — контрарные.
2. Небольшой – большой.
Тип по структуре — однокорневые, тип смысловой противопоставленности — контрарные.
3. Вправо – влево.
Тип по структуре — разнокорневые), тип смысловой противопоставленности — контрадиктарные.

6.Предложения, содержащие фразеологические единицы:
1) Нам и в голову не могло прийти, что вон та невзрачная на вид цветочная мелюзга может напоить огромный бор своим ароматом.
Прийти в голову (кому). Разг. Появиться в сознании.
Тип фразеологической единицы – фразеологическое единство.

2) У ювелиров, например, тонкая работа ходит в большой цене.
Быть (ходить) в цене. Разг. Высоко ценится, очень дорог.
Тип фразеологической единицы – фразеологическое сочетание.

3) Еще вчера, еще сегодня утром принужденные жить в четырех стенах, отстоящих друг от друга не больше чем на пять метров, мы вдруг захмелели от всего этого…
В четырёх стенах (жить, сидеть, находиться). Не выходя из дома, ни с кем не общаясь, в одиночестве, в полном уединении.
Тип фразеологической единицы – фразеологическое единство.

7.Исконно русские слова:
1) Озеро это было, можно сказать, без берегов.
Берег. Фонетическая примета – полногласное сочетание –ере-, соответствующее старославянскому неполногласному –ре- (берег — брег).

2) Медленно оседала в безветрии золотая пыльца.
Золотой. Фонетическая примета – полногласное сочетание –оло-, соответствующее старославянскому неполногласному –ла- (золотой — злато).

3) Были устроены узкие длинные мостки, невдалеке от которых привязанная к дереву дремала на воде плоскодонка.
Дерево. Фонетическая примета — полногласное сочетание –ере-, соответствующее старославянскому неполногласному –ре- (дерево — древо).

Местоимения я, мы, ты, вы относятся к исконно русской лексике.

Старославянизмы:
1) Это кроты разглашают лесную тайну, что стоит этот лес на чистых речных песках.
Разглашать. Фонетическая примета: неполногласное сочетание –ла- между согласными, соответствующее русскому полногласному сочетанию -оло- (разглашать — голосить).
2) Казалось, матерые деревья выпустили своих детишек поиграть да порезвиться, а вот придет вечер – и позовут, покличут обратно под свой темный и мрачный полог.
Обратно. Фонетическая примета: неполногласное сочетание –ра- между согласными, соответствующее русскому полногласному сочетанию -оро- (обратно — оборот).

3) А вот тоже колокольчик, но очень странный.
Странный. Фонетическая примета: неполногласное сочетание –ра- между согласными, соответствующее русскому полногласному сочетанию -оро- (странный — сторонний).

Заимствованные слова:
Аромат (от греч. aroma (aromatos) душистое вещество) — приятный запах, благоухание. (Примета – начальная «а»).

Абажур (франц. abat-jour) — часть светильника, изготовляемая из стекла, ткани, металла, пластмассы и др. и предназначенная для защиты глаз от действия света и создания требуемой освещенности. (Примета – начальная «а»).

Фарфор (перс.) — 1) искусственно изготовленная минеральная масса из высокосортной глины (каолина) с различными примесями: кварцем, полевым шпатом и др., идущая на изготовление различных изделий, обладающих тугоплавкостью, огнестойкостью, водонепроницаемостью и кислотоупорностью, а также высокими электроизоляционными свойствами; 2) изделия из такой массы, дважды обожженные и покрытые глазурью; разновидность керамики. (Примета – буква «ф»).

В данном тексте наряду с заимствованными словами употребляется и старославянизмы, и исконно русские слова. Это объясняется тем, что в целом в современном русском языке используется лексика, неоднородная по своему происхождению. За время своего развития язык претерпевал изменения: помимо старославянских и исконно русских слов постепенно стала использоваться и заимствованная лексика – это находит свое отражение и в представленном тексте.
В тексте В.Солоухина исконно русская лексика превалирует над старославянской (сравним: разглашать, обратно, возвращаться, здравие, странствие (старославянизмы) — голова, бережно, деревья, сторона, золотой, впереди, берег, голос, холодный, деревенька (исконно русские слова). Скорее всего, это связано с тем, что исконно русская лексика появилась на основе старославянской, возникла позднее.

10. Историзмы, архаизмы, окказионализмы.
Основную часть лексики представленного текста составляют слова, активно употребляющиеся в настоящее время. Кроме того, автор использует слова пассивного лексического запаса:
1) Мы, мил человек, блюдем лесок-то, а как же, очень даже блюдем!
Блюсти – (устар.) Стеречь, сторожить, сохранять. (Архаизм)
Тип архаизма – лексический.

2) Вон Белое озеро рядом, у того другая стать.
Стать – (устар.) Перен. Характер, внутренний склад. (Архаизм)
Тип архаизма – лексический.

3) А другим невдомек, что может быть такое средствие.
Средствие – средство (окказионализм: средство + следствие).
Тип окказионализма – лексический.

В. Солоухин использует устаревшую лексику, иллюстрируя речь лесника, местного старожила, чтобы показать, что в лексиконе людей, живущих в глубинке, в провинции, ещё живы слова-архаизмы, доставшиеся в наследство от прабабушек и прадедушек.

11. Термины, профессионализмы, жаргонизмы, диалектизмы.
Термины:
Слова «брусника», «черника», «толокнянка» можно было бы отнести к специальной лексике (к биологическим терминам), если бы при них стояло определение «обыкновенная». (Брусника обыкновенная (брусничник) – вечнозеленый кустарник высотой 25–30 см, семейства брусничных; черника обыкновенная — ветвистый кустарник семейства брусничных высотой до 40 см; толокнянка – это род вечнозеленых, низкорослых, стелящихся по земле кустарников, относящихся к семейству Вересковые). Но данный текст относится к художественному стилю, перечисленные названия цветов используются как общеупотребительные слова (без определения «обыкновенная»), поэтому мы не можем отнести их к терминам.
В тексте употреблено слово «завхоз» (Завхоз был один, вон в той колонии работал), которое в словаре Ушакова дано с пометой «канц» (канцелярский термин): «ЗАВХОЗ (канц.). Сокращение слов: заведующий хозяйством», но в других словарях, изданных позднее такой пометы нет, слово давно стало общеупотребительным, поэтому к терминам его отнести нельзя.

Профессионализмы и жаргонизмы в данном тексте не используются.

Диалектизмы:
Ямой оно, Белое-то озеро, агромадной ямой.
Агромадный (обл.). Очень большой, громадный. (Словообразовательный диалектизм. Литературный эквивалент – огромный, громадный).

2) Давно лесничаете?
Лесничать (обл.). Быть лесником. (Словообразовательный диалектизм. Литературный эквивалент – лесничить, лесничествовать).

3) Задыхается наше озеро почесть каждую зиму, а рыбе это ущерб.
Почесть (обл.). Почти. (Лексический диалектизм)

Основной состав лексики данного текста — общенародные слова (общеупотребительная лексика для всех говорящих на русском языке, основная масса таких слов устойчива и употребительна во всех стилях речи). Кроме них, автор использует слова, ограниченные в своем употреблении, например, диалектизмы.
Отсутствие профессионализмов и жаргонизмов обусловлено тем, что текст относится к художественному стилю. Этим же объясняется и использование диалектизмов: они употребляются в речи сельского жителя, служат для характеристики его лексикона.

12. Стилистически маркированная лексика:
1) Я сказал «невзрачная цветочная мелюзга» и тем незаслуженно оскорбил один из самых изящных и красивых цветов.
МЕЛЮЗГА, -и, ж., собир. (разг. пренебр.). О живых существах: то же, что мелкота.
Слово имеет разговорную, пренебрежительную эмоционально-экспрессивную окраску, выражает отрицательную оценку.

2) Ну-тка попробуем!
НУ-ТКА, межд. (разг.-сниж.) Употр. при побуждении к действию многих лиц; соответствует по значению словам: ну, нуте.
Слово имеет разговорную, сниженную эмоциональную окраску.

3) Казалось, матерые деревья выпустили своих детишек поиграть да порезвиться, а вот придет вечер – и позовут, покличут обратно под свой темный и мрачный полог.
ПОКЛИКАТЬ, покличу, покличешь, и (обл.). покликаю, покликаешь, сов., кого-что (простореч.). Покричать, призывая.
Слово имеет просторечную окраску.

4) Конечно, глубины большой нету, шесть метров – самая глубина.
НЕТУ неизмен. (разг.). 1. То же, что нет.
Слово имеет разговорную окраску.

5) А тоже ведь помер, завхоз-то.
ПОМЕРЕТЬ (простореч.). То же, что умереть.
Слово имеет просторечную окраску.

6) А в лесу своем и в добром здравии не бывал ни разу.
ЗДРАВИЕ (церк.-книжн. устар. и офиц.). Здоровье.
Слово имеет церковно-славянскую, устаревшую и официально-деловую окраску.

13. Общий вывод по лексическому анализу данного текста.
Данный текст (отрывок из повести Владимира Солоухина «Лесные проселки») относится к художественному стилю. Именно этим объясняется его лексическое разнообразие. В тексте используются однозначные и многозначные слова, синонимы и антонимы, фразеологические обороты разных видов. Кроме того, употребляются слова, разные по происхождению, по своей сфере употребления, стилистической окраске. Таким образом, мы можем сделать вывод, что представленный текст в лексическом плане насыщен и разнообразен.

Контрольная работа по лексикологии 1 Отрывок из повести В