Органами предварительного следствия Комарову предъявлено обвинение в убийстве.
Родным языком Комарова является чувашский.
В материалах уголовного дела имеется заявление обвиняемого Комарова, зафиксированное с его слов: «Я не знаю русского языка, не умею читать по-русски и по-чувашски, прошу ознакомить меня с материалами дела в присутствии адвоката».
В протоколе об окончании предварительного следствия и предъявлении обвиняемому и его защитнику материалов уголовного дела имеется запись, сделанная защитником обвиняемого от своего имени и от имени своего подзащитного: «Русским языком владеем, переводчик не нужен».
Соблюдены ли уголовно-процессуальные права обвиняемого, связанные с языком, на котором ведется судопроизводство?
Как законом обеспечивается реализация принципа выбора языка, на котором ведется уголовное судопроизводство?
Каково содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту? Какие составляющие можно выделить в этом принципе?

Органами предварительного следствия Комарову предъявлено обвинение в убийстве Родным языком Комарова является чувашский