Исковое заявление российской организации к польской фирме содержало требование об оплате стоимости поставленного по контракту и в оговоренные с ним сроки товара с начислением процентов годовых. Ответчик считает, что в неисполнении обязательств его вины нет, поскольку внутренний потребитель, для которого был закуплен товар, нарушил свои обязательства по оплате. При этом он ссылался на телефонные переговоры с истцом, во время которых был решен вопрос о переносе срока поставки. Кроме того, ответчик полагает, что проценты годовые платить не должен, так как контракт содержит положение о возмещении реальных убытков.
Какое право подлежит применению к правоотношениям сторон?
Является ли вина ответчика необходимым условием ответственности?
Какое правовое последствие имеет согласование переноса срока поставки по телефону?

Исковое заявление российской организации к польской фирме содержало требование об оплате стоимости поставленного по контракту и в оговоренные с ним сроки товара с начислением процентов годовых