Выстрел. А.С. Пушкин
Один только человек принадлежал нашему обществу, не будучи военным. Ему было около тридцати пяти лет, и мы за то почитали его стариком. Опытность давала ему перед нами многие преимущества; к тому же его обыкновенная угрюмость, крутой нрав и злой язык имели сильное влияние на молодые наши умы. Какая-то таинственность окружала его судьбу; он казался русским, а носил иностранное имя. Некогда он служил в гусарах, и даже счастливо; никто не знал причины, побудившей его выйти в отставку и поселиться в бедном местечке, где жил он вместе и бедно и расточительно: ходил вечно пешком, в изношенном черном сюртуке, а держал открытый стол для всех офицеров нашего полка. Правда, обед его состоял из двух или трех блюд, изготовленных отставным солдатом, но шампанское лилось притом рекою. Никто не знал ни его состояния, ни его доходов, и никто не осмеливался о том его спрашивать. У него водились книги, большей частью военные, да романы. Он охотно давал их читать, никогда не требуя их назад; зато никогда не возвращал хозяину книги, им занятой. Главное упражнение его состояло в стрельбе из пистолета. Стены его комнаты были все источены пулями, все в скважинах, как соты пчелиные. Богатое собрание пистолетов было единственной роскошью бедной мазанки, где он жил. Искусство, до коего достиг он, было неимоверно, и если б он вызвался пулей сбить грушу с фуражки кого б то ни было, никто б в нашем полку не усомнился подставить ему своей головы. Разговор между нами касался часто поединков; Сильвио (так назову его) никогда в него не вмешивался. На вопрос, случалось ли ему драться, отвечал он сухо, что случалось, но в подробности не входил, и видно было, что таковые вопросы были ему неприятны. Мы полагали, что на совести его лежала какая-нибудь несчастная жертва его ужасного искусства. Впрочем, нам и в голову не приходило подозревать в нем что-нибудь похожее на робость. Есть люди, коих одна наружность удаляет таковые подозрения. Нечаянный случай всех нас изумил.
Транскрипция текста.
Ад’ин тол’ка ч’илав’эк пр’инадл’ижал нашыму опш’:иству, н’э будуч’и вайэнным. Й’иму была окала тр’иццат’и п’ит’и л’эт и мы за то пач’итал’и й’иво стар’иком. Опытнас’т’ давала й’иму п’эр’ит нам’и мног’ий’э пр’иимуш’:иства; к таму жэ й’иво абыкнав’эннай’а уг’румас’т’, крутой’ нраф и злой’ й’изык им’эл’и сил’най’э вл’ий’аний’э на маладый’э нашы умы. Какай’а-та таинств’иннас’т’ акружала й’иво сут’б’у; он казалс’а русск’им, а нас’ил инастраннай’э им’а. Н’экагда он служыл в гусарах, и дажэ ш’:ч’исл’ива; н’икто н’э знал пр’ич’ины, пабуд’ифшый’ й’иво выйт’и в аццатафку и пас’ил’ицца в б’эднам м’ис’т’эч’к’э, гд’э жыл он вм’эс’т’э и б’эдна и растач’ит’ил’на: хад’ил в’эч’на п’ишком, в изношыннам ч’орном с’уртук’э, а д’иржал аткрытый’ стол дл’а фс’ех афицэраф нашыва палка. Правда, аб’эт й’иво састай’ал ис двух или тр’ох бл’ут, изгатовл’инных аццтавным салдатам, но шампанскай’э л’илас’ р’икой’у. Н’икто н’э знал н’и й’иво састай’ан’ий’а, н’и й’иво даходаф, и н’икто н’э асм’эл’ивалс’а а том й’иво спрашыват’. У н’иво вад’ил’ис’ кн’иг’и, бол’шый’ ч’ас’т’й’у вай’энный’э, да раманы. Он ахотна давал их ч’итат’, н’икагда н’э тр’эбуй’а их назат; зато н’икагда н’э вазвраш’:ал хаз’аину кн’иг’и, им зан’итой’. Главнай’э упражн’эн’ий’э й’иво састай’ала в стрил’б’э ис п’истал’эта. С’т’эны й’иво комнаты были фс’э источ’ины пул’им’и, фс’э в скважынах, как соты пч’ил’иный’э. Багатай’э сабран’ий’э п’исталэ’таф была й’ид’инств’иннай роскаш’й’у б’эднай’ мазанк’и, гд’э он жыл. Искусства, да кой’ива дас’т’ик он, была н’иимав’эрна и й’эсл’и б он вызвалс’а пул’ий’ зб’ит’ грушу с фурашк’и каво б та н’и была, н’икто б в нашым палку н’э усамн’ицца паццтав’ит’ й’иму свай’эй’ галавы. Разгавор м’эжду нам’и касалс’а ч’аста пай’ид’инкаф; Сил’в’ио (так назаву й’иво) н’икагда в н’иво н’э вм’эшывалс’а. На вапрос, случ’алас’ л’и й’иму драцца, атв’ич’ал он суха, што случ’алас’, но в падробнас’т’и н’э фхад’ил и в’идна была, што такавый’э вапросы был’и й’иму н’ипр’ий’атны. Мы палагал’и, што на сов’ис’т’и й’иво л’ижала какай’а-н’ибут’ н’иш’:аснаай’а жэртва й’иво ужаснава искусства. Фпроч’им, нам и в голаву н’э пр’ихад’ила падазр’иват’ в н’ом што-н’ибут’ пахожый’э на робас’т’. Й’эс’т’ л’уд’и, коих адна наружнас’т’ удал’ай’ит такавый’э падазр’эн’ий’а. Н’ич’ай’анный’ случ’ий’ фс’ех нас изум’ил.
Комбинаторные и позиционные процессы в тексте.
Позиционные Комбинаторные
Назад – [назат] Обществу – [опш’:иству]
Перед – [п’эр’ит] Сбить – [зб’ит’]
Обед – [аб’эт] Фуражки – [фурашк’и]
Из – [ис] Усомнится – [усамн’ицца]
Блюд – [бл’ут] Подставить – [паццтав’ит’]
Доходов – [даходаф] Драться – [драцца]
Пистолетов – [п’истал’этаф] Тридцати – [тр’иццат’и]
Достиг – [дас’т’ик] Несчастная – [ниш’:аснай’а]
Головы – [галавы] Счастливо – [ш’:ч’исл’ива]
Поединков – [пай’ид’инкаф] Побудившей –[пабуд’ифшый’]
Офицеров – [аф’ицэраф] Отставку – [аццтафку], отставным – [аццтавным]
Что-нибудь – [што-н’ибут’] Поселиться –[пас’ил’ицца]
Какая-нибудь – [какай’а-н’ибут’] Впрочем – [фпроч’им]

Всех – [фс’эх], все – [фс’э]

Входил – [фхад’ил]

Что – [што], что-нибудь – [што-н’ибут’]

Судьбу – [сут’б’у]

Анализ гласных и согласных букв слова
пистоле́та → [ п’истал’эта ], всего слогов 4: пи-сто-ле́-та
п[п’]—согласный, парный мягкий, парный глухой
и[и]—гласный, безударный
с[с]—согласный, парный твердый, парный глухой
т[т]—согласный, парный твердый, парный глухой
о[а]—гласный, безударный
л[л’]—согласный, парный мягкий, непарн. звонкий, сонорный
е[э]—гласный, ударный
т[т]—согласный, парный твердый, парный глухой
а[а]—гласный, безударный
Букв 9, звуков 9:

Выстрел А С Пушкин Один только человек принадлежал нашему обществу