выделения в российском обществе социальных слоёв – непростая. Сложность состоит в том, что на этот процесс оказывает влияние ряд факторов:
1) отсутствие объективной информации, отражающей положение тех или иных социальных групп в социальной структуре (в т.ч., по причине умышленного сокрытия сведений, например, о доходах);
2) влияние репутационных факторов, необъективности самооценивания (отражающихся, например, на результатах социологических опросов, проводимых с целью выяснения самоотнесения респондентов к тому или иному социальному слою);
3) отсутствие признанных критериев выделения среднего слоя в России.
Опираясь на изучение учебного курса социологии, приведу основные критерии различения социальных слоёв:
— доход, обладание собственностью;
— власть;
— образование;
— социальный престиж.
Некоторые исследователи (М. Вебер) ещё добавляют такой критерий, как принадлежность к определённым политическим кругам. По-моему мнению, для целостной структуризации российского общества – это не очень актуально, поэтому ограничусь выше приведёнными критериями.
Современные представления о факторах, критериях и закономерностях стратификации российского общества позволяют выделить четыре социальных слоя, различающиеся как социальным статусом, так и местом в процессе социальных преобразований: верхний, средний, базовый, нижний. Пятый слой образует десоциализированное «социальное дно». Иными словами, выделение трёх основных социальных слоёв – упрощение социального деления.
В рамках нашей стратификации верхним слой – это относительно узкий субэлитный слой, обладающий наиболее высоким экономическим, статусным и властным потенциалом. Формирующие этот слой группы нередко имеют разные интересы и преследуют разные цели. Но всех их объединяет факт близости к власти и возможность оказывать прямое влияние на трансформационный процесс, особенно на те его стороны, которые инициируются реформами «сверху». Если говорить о социологических измерениях этого слоя, то они отражают лишь ту часть крупных и средних предпринимателей, директоров предприятий, ответственных чиновников и наиболее богатых людей, которую выявили массовые опросы. Однако верхняя часть субэлиты при обследовании в этот слой, скорее всего, не попадала. Социологические исследования общественного мнения, частично подтверждённые результатами альтернативных исследований и статистики, приписывают (небезосновательно) данному социальному слою широкие возможности: обладание дорогостоящей недвижимостью, в т.ч. и за границей; возможность получения образования в престижнейших учебных заведениях России и мира; обладание предметами роскоши; возможность путешествовать по миру; крупные счета в банках. Источники доходов данной категории населения для окружающих довольно часто покрыты завесом тайны. То что на поверхности – доходы от ценных бумаг, ренты, оплата труда топ-менеджера и т.д. Данный слой составляет порядка 1,5 % населения страны, из которых 90% — мужчины молодого и среднего возраста.
Более массовый средний слой объединяет социальные группы, потенциал которых значительно превышает средний, что позволяет им относительно успешно адаптироваться к новой социально-экономической ситуации. Т. н. «верхний средний» слой составляет 20 – 25 % населения. Сюда входят:
— представители бизнес-слоя России (главным образом мелкие предприниматели), менеджеры (включая директоров небольших предприятий, особенно коммерческой сферы), по многим признакам сближающиеся с предпринимателями;
— профессионалы, обладающие не только высокой, но и достаточно востребованной квалификацией, среднее звено бюрократии (всякое местное и ведомственное руководство, включая администраторов непроизводственной сферы), высшие и средние офицеры.
Данные категории населения, пожалуй, более, чем следующие за ними по вертикальной упорядоченности, подходят под определение «среднего слоя», принятого в развитых обществах Запада. Им и их детям доступно качественное образование, возможность иметь недвижимость (по крайней мере – решённый «квартирный вопрос»), оплачиваемых и с делом используемый отдых в отпуск, довольно высокая покупательская способность и возможность капиталовложений на будущее.
Представляющий основную часть современного российского общества базовый слой сложился из групп массовой интеллигенции (инженеров, учителей, врачей и др.), служащих (полуинтеллигенции), квалифицированных индустриальных рабочих, крестьян (включая фермеров), работников массовых профессий торговли и сферы услуг (продавцов, приемщиков и проч.). Представители базового слоя обладают средними профессионально-квалификационными качествами и относительно ограниченным трудовым потенциалом. Данный слой – 2/3 населения страны.
Основные усилия его представителей направлены не на преобразование социальной действительности в соответствии с собственным интересом, а на адаптацию к тем изменениям, которые происходят по инициативе других, часто — на поиск путей выживания. Тем не менее, формы и способы адаптационного поведения этого слоя оказывают большое влияние на ход трансформационных процессов. В одних случаях оно может тормозить их, в других — ускорять, в иных — изменять социальную направленность институциональных сдвигов по сравнению с тем, что проектировалось «верхами». Хотя социальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в трансформационном процессе достаточно сходна. Это в первую очередь приспособление к меняющимся условиям, чтобы выжить, сохранить достигнутый статус, поддержать близких, поставить на ноги детей. Невозможность реализовать эти жизненно важные цели мобилизует представителей базового слоя общества на выражение массового социального протеста, в том числе в самых острых формах. Парадоксально, но значительная часть данного социального слоя составляет т. н. «новых бедных» — людей, занятых в трудовой деятельности, получающих заработную плату, но не имеющих возможности проводить активный отдых, покупать недвижимость, откладывать средства на будущее.
Структура и функции нижнего слоя, замыкающего основную, социализированную часть общества, представляется наименее ясной. Сюда, по разным оценкам, относят около 10% населения. Иногда указываются и более значительные цифры.
В рамках современного трансформационного процесса этот слой выступает скорее жертвой, чем активным участником социально-экономических инноваций. Отличительными чертами его представителей служат низкий деятельностный потенциал и неспособность адаптироваться к жестким социально-экономическим условиям переходного периода. В основном нижний слой состоит либо из пожилых, малообразованных, не слишком здоровых и сильных людей, а также из тех, кто не имеет профессии, а нередко и постоянного занятия, безработных, беженцев и вынужденных мигрантов из районов межнациональных конфликтов.
Эмпирически идентифицировать этот слой можно на основе таких признаков, как очень низкий личный и семейный доход, малое образование, занятость неквалифицированным трудом или отсутствие постоянной работы. В проведенных эмпирических исследованиях нижний слой оказался довольно узким (в него вошли лишь неквалифицированные рабочие и работники без профессий), что является не столько адекватным отражением реальной ситуации, сколько результатом недоработанности методики и невозможности учесть многие важные факторы реального благосостояния людей.
Что касается социального дна, то главной его характеристикой служит изолированность от институтов «большого общества», компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда замкнутость социальных связей преимущественно рамками данного слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. Представителями «социального дна» являются преступники и полупреступные элементы, а также опустившиеся люди – алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи. Значительная часть этого слоя прошла через пеницептиарную систему, а другим это угрожает. «Социальное дно» тесно смыкается с нижним слоем большого общества. Разница между ними не во внешних статусных характеристиках, а в степени легитимности деятельности и образа жизни и в субъективной оценке принадлежности к «большому обществу» или изолированности от него.
Рыночные реформы, проведенные за счёт населения и вызвавшие массовое обнищание людей, вначале привели к значительному расширению нижнего слоя, состоящего из «честных бедняков», а затем к ускоренному росту криминогенного «социального дна» (андеркласса), активно ассимилирующего люмпенизирующуюся часть бедняков, особенно представителей младшего поколения. Андеркласс представляет собой важный элемент современного российского общества.
Таким образом, анализ социальной структуры российского общества позволяет вести речь о серьёзных социально-экономических проблемах, связанных с затянувшимся переходным периодом, связанным со становлением политической и экономической систем. Зеркалом «успешности» курса развития общества является, в первую очередь, портрет среднего слоя, играющего важную роль в обществе, являющимся символом стабильности политического режима и экономической системы. Его облик в России говорит о том, что до такой стабильности пока далеко.

Список информационных источников:
Горшков М. К. Средний класс как отражение экономической и суциокультурной модели современного развития России // Социологические исследования. 2015. № 1. С. 35 – 44.
Как эволюционирует средний класс в России // http://wciom.ru/index.php?id=270&uid=113190.
Климентьев Д. С. Социология. Учебник. Серия: Высшее образование. – М.: АСТ, 2010. – 480 с.
Колбановский В. В. Средний класс – социальная реальность, «класс на бумаге» или «обман трудящихся» // Социологические исследования. 2013. № 2. С. 42 – 58.
Москвичев Л.Н. Социология. Основы общей теории: Учебник для ВУЗов. 2-е изд. – М.: Норма, 2014. – 912 с.
Тихонова Н. Е. Низший класс в социальной структуре российского общества. 2011. № 5. С. 24 – 35.

выделения в российском обществе социальных слоёв – непростая