работы:
— изучение понятие экономической демократии;
— рассмотрение логики экономической демократии;
— определение проблема формирования экономической демократии в современной России.

Понятие экономической демократии

Экономическая демократия — это система экономических отношений, главной целью которой является создание условий для свободного труда каждого, справедливое участие всех в принятии и реализации решений в отрасли экономики, повышение благосостояния и обеспечение высоких стандартов качества жизни.
Экономическая демократия — материальная основа для развития других форм демократии.
Основой экономической демократии является право человека на свободный труд. Общество должно обеспечивать каждому возможность свободно выбирать место работы, работать и получать результаты своего труда. Право на труд предусматривает также возможность самостоятельно выбирать свою специальность и занятие, получать образование и повышать квалификацию.
Каждый человек должен иметь право и возможность выбора, в какой системе отношений собственности и организации труда ему принимать участие, чтобы обеспечить себе достойные условия жизни. Каждый человек имеет право на собственность, свободное предпринимательство и хозяйственную деятельность, за последствия которых он несет полную ответственность.
Человек должен сам решать — быть ли ему наемным работником, становиться ли свободным тружеником и принимать участие на равных с другими правах в создании коллективного предприятия, открывать ли свое предприятие или же работать самостоятельно на собственной земле. При этом, независимо от формы собственности, должно обеспечиваться действенное участие работников в принятии решений.
Экономическая демократия представляет собой плюрализм форм собственности и последовательно поддерживают все персонифицированные формы собственности: частную, коллективную, кооперативную, акционерную и прочие, при общественном контроле над ними, их свободную конкуренцию в интересах человека. Экономическая демократия это сбалансированное соотношение между частной и коллективной организацией труда и сведение к разумному минимуму наименее эффективного государственного сектора.
Экономическая свобода возможна только в условиях свободного рынка. Рынок — наиболее эффективный из существующих экономических механизмов. Конкуренция идет на пользу потребителю, предоставляя ему широкие возможности выбора товаров. Поэтому рынок должен развиваться по внутренне присущим ему законам под контролем общества. Свобода рыночных отношений должна гарантироваться государством. Экономическое законодательство должно быть единым, максимально простым и не позволять свободного толкования.
Рынок имеет и свои недостатки. Он удовлетворяет только те потребности, которые определяются платежеспособным спросом. Он не предоставляет услуги в сфере инфраструктуры и не удовлетворяет социальные потребности граждан. Рынок не гарантирует сам по себе ни полной трудовой занятости, ни стабильности денежного оборота, ни охраны окружающей среды. Лишенный общественного контроля, он ведет к господству немногих экономически сильных групп и ликвидации конкуренции.
Рынок должен быть включен в систему общественных регуляторов с целью сохранения преимуществ рынка и преодоления его недостатков в интересах общественного развития. Экономическое прогнозирование, инвестиции, гибкая система налогов, система социальных и экологических стандартов являются элементами общественного контроля над рынком. Целью общественного контроля является:
— равноправное соучастие наемных работников в принятии и осуществлении решений на предприятии;
— регулирование соучастия наемных работников в определении условий их труда законодательным путем;
— определение законодательным путем минимума необходимых мероприятий для обеспечения безопасности труда и охраны здоровья работников;
— определение экологических стандартов производства;
— поддержка справедливых условий конкуренции и равноправности видов собственности.
Принцип социал-демократической экономической политики: «конкуренция — насколько возможно, регулирование — насколько необходимо».
Главным препятствием для утверждения экономической демократии является концентрация экономической власти в руках немногих при отсутствии демократического контроля. Монополизация экономической власти может осуществляться в разных формах: или в виде концентрации полномочий в руках государственной бюрократии, или в форме монополии немногих экономически сильных групп и ликвидации конкуренции, или в виде группового эгоизма кооперативов.

Логика экономической демократии

Необходимость экономической демократии можно обосновать просто-напросто тем, что при демократии экономическая власть должна находиться под демократическим контролем. Однако вполне возможно, что такое логическое обоснование в конечном счете немногого стоит: экономическая демократия, в отличие от политической демократии, не производит впечатления чего-то такого, ради чего люди выходят на улицу и вступают в борьбу.
Впрочем, есть еще один аргумент, более прагматичный и практичный, и поэтому, вероятно, более убедительный. Он связан с демократическим качеством общества. Если у нас есть демократия в политической жизни, но ее нет в экономической жизни, и если вес экономической власти растет пропорционально политической власти, то граждане вправе задаться вопросом: насколько демократично их общество «на самом деле» и «действительно ли» политическая демократия на что-то годится. Получается ловушка коллективной иррациональности, возникающей из индивидуальной рациональности, которая приводит нас к порочному кругу разочарования в самой идее демократии. Если считается, что демократия в упадке, то граждане справедливо перестают ценить свою долю в этой демократии и получают основания для апатии и для отхода от демократического процесса; таким образом, их реакция на упадок демократии приводит к еще большему упадку.
Пять тенденций, заметных на том поле, где встречаются демократия, публичная политика и капитализм, содействуют решительным переменам в балансе власти. Во-первых, в ходе экономического роста колоссально усиливается сама экономическая власть. Политическая власть остается неизменной: у каждого избирателя только один голос. Экономическая власть возрастает: каждый держатель капитала получает прибавку к своему состоянию. Чем крупнее капитал, тем громче его голос.
Во-вторых, частный капитал не только накапливается, но и все сильнее концентрируется в руках небольшой элиты. Да, владельцами значительных состояний оказываются все больше людей, но одновременно происходит общая концентрация капитала вследствие его перераспределения.
В-третьих, в ходе экономической либерализации частный капитал получает (впервые или снова) доступ к сферам, ранее находившимся под непосредственным политическим контролем. В европейских благотворительных государствах коммунальные услуги подвергаются массовой приватизации, а общественные услуги — от школ и больниц до транспорта и тюрем — все в большей степени предоставляются разнообразными смешанными «частно-государственными компаниями».
В-четвертых, в то время, как политическая власть вытесняется или выталкивается из рыночных сфер, частная экономическая власть вторгается в политические сферы. Основной механизм этого процесса — эскалация затрат на содержание партий и политические кампании, в результате чего политическая власть порой оказывается в руках тех, кто способен финансировать политическую деятельность и заинтересован в этом.
Наконец, с развитием глобализации и новых электронных технологий рынки капитала приобретают международный характер и начинают покидать национальное государство. Это радикально укрепляет власть капитала. С одной стороны, он более-менее освобождается от политического контроля, который в конечном счете — невзирая на существование Европейского Союза — остается в руках национальных государств. С другой стороны, если капитал видит, что его свободе и прибыльности угрожает законодательство той страны, в которой он действует, он может пригрозить бегством на более благоприятные рынки в более дружественные страны. Назовем это «угрозой бегства». Реальность этой угрозы наделяет капитал беспрецедентным правом вето применительно к экономическому законодательству.
Граждане в демократических обществах ценят и процветание, и равенство — эту дилемму экономист Артур Окан назвал «большим компромиссом». Они хотят равенства, но не за счет процветания, по крайней мере не готовы платить за равенство большую цену. Если у них появляется перспектива процветания или хотя бы разумная надежда на процветание, они принесут в жертву равенство, по крайней мере частично. В демократическом обществе не существует серьезной экономической демократии, которая бы осуществлялась за счет экономической эффективности. Назовем это «императивом эффективности»: ни одно политическое устройство, даже само по себе демократическое, не осуществимо демократическим путем, если есть достаточные основания считать его несовместимым с экономической эффективностью.
В последнем столетии можно увидеть многочисленные попытки подчинения экономических ресурсов и экономической деятельности политическому контролю — и все они окончились неудачей. Крайний пример — командная экономика в советском стиле, на которую когда-то возлагались величайшие надежды как на общество «реальной демократии». Рабочая демократия в югославском стиле потерпела крах, национализация тяжелой промышленности — угольной и сталеплавильной — в британском стиле потерпела крах, попытка французских социалистов при президенте Миттеране национализировать крупнейшие банки оказалась недолгим экспериментом, который забросили без всякого сожаления, а шведская идея поставить капитал под демократический контроль посредством «рабочих фондов» завяла в тот же момент, как только ее попытались осуществить.
Эти эксперименты потерпели неудачу, потому что они не выдержали испытания императивом эффективности. Теория о том, что политический контроль над экономикой способствует экономической эффективности, была опровергнута. К концу столетия призывы к равенству оказались изгнаны из экономической жизни, а усиление неравенства в доходах общество проглотило, практически не оказав политического сопротивления. Принцип «большого компромисса» заставляет нас идти на уступки, которые выражаются в том, что достигнуто политическое равенство в виде равноправия и всеобщего избирательного права, но от экономического равенства отказались, потому что неясно, как его достичь, не платя чрезмерных издержек.
Итак, полученный нами урок гласит, что если мы ищем какой-то реальный способ расширить демократию, распространив ее, помимо политики, и на экономику, то должны задаться вопросом: как этого можно добиться без существенных экономических затрат? Экономически нездоровая экономическая демократия нереальна; ее никто не захочет. Дело не в том, что она не нужна тем, кто контролирует капитал — она не нужна простым гражданам. Императив эффективности весьма безжалостен. Идея командной экономики в свое время захватила умы, потому что она обещала и равенство, и эффективность; когда надежда на это лишилась каких-либо оснований, то и идея оказалась дискредитирована. Однако приемлемая альтернативная идея экономической демократии должна снова дать такое обещание. Она должна продемонстрировать, что экономическую власть можно сделать демократической, не принося в жертву эффективность.
Что такое экономическая демократия?
Представьте себе страну с экономикой, которая обеспечивает достаточно дохода, чтобы удовлетворить потребности всех жителей, но не больше, и которая обеспечивает абсолютно равное распределение дохода. В таком случае экономическая власть будет распределена «демократически». Все получат крохотную долю этой власти, и ни у кого ее не будет больше, чем у любого другого. Она будет эквивалентна политической власти, которой обладают избиратели, и будет принадлежать «народу» в том смысле, что все получат голос, но ни один человек и ни одна малая группа не будут обладать контрольным пакетом.
Конечно, такая экономика невозможна. В реальной экономике, во-первых, существуют излишки. Дохода производится больше, чем необходимо для удовлетворения основных потребностей. Излишки оказываются в основном в руках богатых в виде денег и накопленной собственности.
Во-вторых, экономика не знает равенства. Распределение дохода в современной капиталистической экономике Ян Пен выразительно описал как «парад карликов (и немногих гигантов)». На нижней ступени распределения находится группа людей с очень низкими доходами, меньше, чем разумный человек посчитал бы достаточным для удовлетворения потребностей. Они бедняки, им не хватает денег, чтобы выстроить свою жизнь в соответствии с нормальными стандартами и ожиданиями данного общества. В середине лестницы распределения мы видим большую группу с более или менее равными доходами, примерно совпадающими со средним уровнем дохода при данной экономике или (для большинства этих людей) чуть ниже этого уровня. Их доходы адекватны их потребностям, но избытка они практически не получают. Верхние ступени распределения занимает третья группа, доходы которой выше или (для большинства) сильно выше среднего уровня. Они богаты: у них есть деньги для удовлетворения потребностей и еще излишки, отсюда и их богатство.
Очевидно, это очень грубое описание. Между группами нет четких границ, внутри них существует свое деление, люди могут переходить из одной группы в другую, и общее распределение не отличается стабильностью. Однако общества с современной экономикой действительно делятся по доходам и богатству на три класса, которые можно назвать «верхним классом» (или «богатыми»), «средним классом» (или «обычными людьми») и «нижним классом» (или «бедными»). Нижний класс невелик — от 5 до 10 или 15 процентов населения. Верхний класс также невелик — процентов 10—20, зато средний класс составляет 70—80 процентов населения13.
Экономическая власть бывает двух видов: право самому организовывать свою жизнь (право свободы) и право навязывать выбор другим (право господства). Распределение экономической власти по классам осуществляется следующим образом:
Во-первых, в нижнем классе наблюдается ее дефицит. Бедные люди не обладают экономическими ресурсами, необходимыми для эффективной свободы, и очевидно, лишены права господства.
Во-вторых, в среднем классе ситуация неоднозначна. Люди с доходами среднего класса имеют деньги для удовлетворения собственных потребностей и поэтому обладают значительным правом свободы, но излишков у них мало или совсем нет: что получают, то и отдают. Порой у них бывают небольшие состояния, как правило, в виде недвижимости и скромных сбережений, но это не то богатство, которое обеспечивает право господства. Они имеют свободу выбора, но экономическая власть, в значительной степени определяющая пределы этого выбора, находится в руках других.
В-третьих, излишки экономической власти оказываются в руках верхнего класса. Богатые, естественно, обладают экономической свободой, а также дополнительной властью, которая обеспечивается серьезным богатством. Фактически они монопольно владеют правом господства.

3. Проблема формирования экономической демократии в современной России

Более десятилетия в нашей стране продолжается эпоха перемен -перестройки и реформ. В начале 1990-х гг. официальной целью проводимых преобразований были объявлены построение многоукладной рыночной экономики и демократического правового государства. Сегодня мы вынуждены констатировать, что число успехов на этом пути значительно уступает количеству провалов и неудач. Несмотря на многочисленные пропагандистские заявления, Россия так и не обрела репутацию подлинно демократической страны. Безусловно свобода слова, печати, совести, собраний, создания общественных объединений, право частной собственности и самостоятельной экономической инициативы — относятся к числу реальных достижений минувшего периода реформ. Но сегодня эти свободы не способны обеспечить главного — равноправного участия всех граждан в управлении делами общества и государства, не способствуют формированию политического и социально-экономического курса в соответствии с волей большинства народа.
Сохраняется отчуждение большинства граждан от реальной власти и собственности. В результате ваучерной приватизации бывших государственных предприятий и коррупции государственного аппарата собственность сосредоточилась в руках нескольких неподконтрольных обществу финансово-бюрократических группировок. Они захватили и используют в своих интересах основные богатства страны: запасы нефти, газа, руд цветных металлов, ими установлен контроль над многими средствами массовой информации, создано мощное лобби в структурах законодательной и исполнительной власти. В стране сложился классический тип олигархии, контролирующей экономику, информацию и власть. Ее господство фактически сводит на нет приобретенные демократические свободы, подрывает принцип равноправия граждан.
Но гражданские права выхолащиваются не только в сфере политической жизни. В обществе нарастает имущественная дифференциация, обостряются социальные противоречия. Свыше четверти населения находится ниже уровня бедности, им не обеспечен даже минимально необходимый набор товаров и услуг для нормального человеческого существования и воспроизводства своей рабочей силы. Налицо реальное бесправие трудящихся на производстве, массовое нарушение их законных прав, включая даже право на своевременную и полную оплату труда.
Сегодня все больше становится очевидной взаимосвязь между кризисом политической демократии в России и олигархической системой управления экономикой, отчуждением большинства граждан от средств производства, продукта труда и процесса принятия экономических решений. Преодоление кризисных явлений видится прежде всего в развитии демократических начал в экономике. В осуществлении этого стратегического курса большой интерес представляет опыт партий Социалистического Интернационала. В ряде европейских стран была выдвинута и апробирована концепция экономической демократии. Ее суть — в реализации демократических механизмов управления и контроля не только в политической области, но и в сфере производства, распределения и обмена. Такой подход стал неотъемлемой частью общей политической стратегии современной социал-демократии.
Идеи экономической демократии получают все большее признание и в России. В середине 1990-х гг. о своей приверженности им заявило крупнейшее объединение трудящихся нашей страны — Федерация Независимых Профсоюзов России, серьезно влияющая на общественную жизнь, становление нового законодательства. Представляется чрезвычайно важным и актуальным исследование темы экономической демократии в России, вопросов о том? насколько она реально способна помочь решению нынешних проблем страны, соответствует ее интересам, традициям, современному уровню развития, каковы возможные механизмы и особенности реализации принципов экономической демократии в Российской Федерации. Ответы на эти вопросы могут быть получены в результате научного исследования.
Экономическая демократия, являясь специфической системой отношений в обществе, несомненно, может быть объектом изучения ряда общественных наук: политологии, политической экономии, философии, социологии, истории.
В политической и другой научной литературе встречаются различные варианты обозначения объекта нашего исследования: экономическая, хозяйственная, производственная, индустриальная демократия.
Высказывалось такое мнение о приемлемости формулировки, распространенной в советский период: «участие трудящихся в управлении производством».
Понятия «производственная» и «индустриальная» ограничивают объект исследования рамками предприятий и компаний. В то же время отношения экономической демократии могут складываться на общегосударственном, региональном и местном уровнях, в них оказываются вовлеченными органы власти и местного самоуправления, объединения профсоюзов и работодателей.

Заключение

Мы установили, что экономическая демократия является самостоятельной теорией общественных наук, обозначающей систему отношений в сфере производства, распределения и обмена, при которой обеспечивается реальное участие всех занятых в народном хозяйстве членов общества в управлении производством и распределении его результатов, целенаправленная политика государства по развитию общественного производства в интересах всего общества, свобода экономической деятельности граждан, соблюдение социально-трудовых прав и интересов. Поскольку участие предпринимателей и чиновников в управлении производством заранее предопределено их местом в общественном разделении труда, то сущность экономической демократии — это реальное обеспечение такого участия для трудящихся. И именно они в первую очередь объективно заинтересованы в развитии и становлении экономической бюрократии. Поэтому совершенно логично, что экономическая демократия является не только научной категорией, но и основой новой идеологии профсоюзного движения России.
Переход на позиции борьбы за экономическую демократию явился закономерным результатом развития рабочего движения, переосмысления | исторического опыта, оплаченного огромными жертвами. Новая идеология отвергла утопизм многих первоначальных задач, которые ставили перед собой рабочие организации. Вместе с тем, новая идеология профсоюзов сохранила преемственность основных целей — борьбу за освобождение труда, преодоление социального отчуждения, гуманизацию социально-трудовых отношений, справедливое распределение результатов общественного производства. И в этом смысле она продолжает оставаться идеологией «левой», социалистической. В сегодняшнем мире старые политические термины девальвированы, и слово «социализм» в нашей стране дискредитировано отнюдь не меньше, чем слово «демократия». И все же ему пока нет адекватной замены. Экономическая демократия является сегодня важным элементом программы Социалистического Интернационала. Эта идеология во многом созвучна взглядам автора.
В отличие от системы государственного социализма экономическая демократия не может утвердиться в результате одномоментного скачка, эволюции, ее нельзя провозгласить с помощью декретов; законы способны дать лишь формальные условия для ее реализации. Ее углубление может быть только следствием роста культуры трудящихся, их способности к самоорганизации и к участию в управлении общественными делами, революционным скачкам, за которыми, на наш взгляд, неизбежно следует политическая реакция, новая идеология профсоюзного движения противопоставляет постепенное, но последовательное движение вперед, путь социальных реформ, подкрепляемых усиливающейся самоорганизацией людей на их рабочих местах. Поэтому экономическая демократия есть реформистская идеология, отвергающая радикализм средств ради глубины идей.

Список литературы

1. Булатов А. С..Экономика. — М.: Юристъ, 1999. – 354 с.
2. Воейков М. Споры о социализме: о чем пишет русская интеллигенция. – М.: Экономическая демократия, 1999. – 256 с.
3. Гайдар Е.Т Кризисная экономика современной России: тенденции и перспективы.. М.: Проспект, 2010. — 656 с.
4. Исаев А.К. Экономическая демократия и проблемы её становления в современной России: Политологический анализ: автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 2000 г.
5. Супян В.Б. Проблемы экономической демократии: опыт США // «Американское общество на пороге 21 века: итоги, проблемы, перспективы: Материалы международной конференции» М.: Изд-во МГУ, 1996.- с. 45-67 

работы — изучение понятие экономической демократии — рассмотрение логики экономической демократии