Молодежный сленг и его отражение в современных СМИ

1. Сленг как явление в современной лингвистике

Как известно, вся лексика того или иного языка подразделяется на литературную и нелитературную. К литературной лексике, употребляемой в устной речи литературе, либо в официальной обстановке, относятся:
1) Книжные, «литературные» слова,
2) «Стандартные» разговорные слова
3) «Нейтральные» слова.
Сфера же нелитературной лексики делится на:
1) Профессионализмы;
2) Вульгаризмы;
3) Жаргонизмы;
4) Сленг.
Несмотря на то, что нелитературная часть лексики носит разговорный и неофициальный характер, данные слова зачастую не только становятся привычными в разговорной речи людей разного социального статуса, представителей разных профессий, но также и фиксируются словарями, переходя в разряд литературной лексики.
Профессионализмы представляют собой слова, используемые небольшими группами людей, которые объединены определенной профессией. [13, c. 478]
Вульгаризмы являются грубыми словами, обычно не употребляемыми образованными людьми, входя в специальный лексикон представителей низшего социального статуса: преступников, бродяг, торговцев наркотиками, и т.п. [13, c. 84]
Жаргонизмы, либо арго, представляют собой слова, которые несут секретный, непонятный для других людей смысл, используясь какими–либо социальными или другими, объединенными общими интересами группами, [13, c. 245]
Необходимо отметить, что в русской лингвистике крайне неоднозначны определения и соотношения этих терминов. Некоторые филологи вводят промежуточные термины, такие как «интержаргон», «интерсленг», «международная лексика» и пр.
Также в языкознании отсутствует четко определенное и общепринятое понятия сленга. Равным образом неизвестна и этимология слова «сленг». Впервые данный термин был зафиксирован в 1750 году в смысле «язык улицы».
Сам термин «сленг» в переводе с английского языка означает:
1. Речь социально либо профессионально обособленной группы в противоположность литературному языку;
2. Вариант разговорной речи (в том числе экспрессивно окрашенные элементы этой речи), не совпадающие с нормой литературного языка. [14, с. 1234]
В словаре О. С. Ахмановой мы также видим две дефиниции этого термина, сходные с вышеуказанными:
1. Разговорный вариант профессиональной речи.
2. Элементы разговорного варианта той или другой профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают в этих разновидностях языка особую эмоционально–экспрессивную окраску. [13, c. 514]
Таким образом, в настоящее время можно встретить как минимум 2 основных трактовки слова «сленг» в словарях. Во–первых, это особенная речь определенных подгрупп либо субкультур социума, а во–вторых, лексика широкого круга употребления, используемая для неформального общения (необходимо отметить, что в современной лексикографии 2–е значение данного термина превалирует над 1–м).
Другие источники дают нам более прозаические дефиниции термина «сленг», характеризуя его как вульгарный язык либо как особый лексикон, принадлежащий профессиональным или другим группам.
В отечественной лингвистике существует несколько подходов к проблеме выделения или невыделения такой категории лексики, как сленг:
1. Известный русский ученый И. Р. Гальперин полностью отрицает существование подобной категории лексики, аргументируя это ее неопределенностью и ссылаясь на исследования зарубежных лексикографов, свидетельствующие, что одно и то же слово, зафиксированное в различных словарях, может иметь различное лингвистическое признание, т. е. даваться с пометой «сленг», «просторечие» и пр., или вовсе без всяких помет. И. Р. Гальперин, не допуская выделения сленга в качестве отдельной лексической категории, предлагает употреблять вместо данного термина термин «жаргон». [5, с. 110]
2. Подход, согласно которому понятия «сленг» и «жаргон» являются тождественными, но помимо этого само присутствие данного феномена в русском разговорном языке резко отрицается (Е. Г. Борисова – Лукашанец, А. Н. Мазурова, Л. А. Радзиховский).
3. Признание факта существования подобного явления в языке и выделение сленга как самостоятельной категории языка. В данном аспекте можно привести точку зрения академика А. А. Шахматова, предлагавшего обратить пристальное внимание на подобное явление вместо ведения пропаганды по его отрицанию и указаний на то, как нужно говорить. [16. c.23]
Сленг состоит из слов и фразеологизмов, возникших и первоначально употреблявшихся в отдельных социальных группах, и отражавших целостную ориентацию данных групп. В основном, становясь общеупотребительными, эти слова сохраняют свой эмоционально–оценочный характер, хотя в некоторых случаях «знак» оценки может и измениться. К примеру, слово «халтура» (актерская среда употребления) обозначает «подработку».
Сленг находится в промежуточном положении между всем известной лексикой для неформального общения и словами и выражениями узких социальных групп и, как считают многие исследователи, является вторичным образованием по сравнению с арго и различного рода жаргонами.
При этом, как отмечает А. Б. Мордвинов, для сленга характерны заимствования единицы из арго и жаргонов, с метафорическим переосмыслением и расширением их значений. Здесь имеются в виду «разновидности речи с искусственно завышенной экспрессией, языковой игрой, модной неологией» Например, если говорящий, рассказывая о реальном охраннике в лагере, называет его «вертухаем», он пользуется жаргоном. Если же речь идет о вахтере в общежитии, и он именует его так же, то перед нами сленг. [11, с. 22]
Итак, под сленгом понимается вид разговорной речи, оцениваемый обществом как подчеркнуто неофициальный («бытовой», «фамильярный», «доверительный»). Сленговые слова нередко рассматриваются как нарушение существующих норм стандартного языка. Обозначая предметы, о которых говорят в повседневности, они отличаются большой выразительностью, ироничностью.
Сленг парадоксален, и даже люди, смотрящие на него свысока, зачастую не могут полностью избежать его использования в своей речи.
Итак, проблема сленга, арго, жаргонов является одной из сложнейших проблем не только лингвистики, но и всего комплекса гуманитарных знаний. В. С. Елистратов, пользуясь термином «арго» и вкладывая в него обобщенно–абстрактное содержание, указывает, что это явление – «одно из самых противоречивых явлений языковой культуры». [11, с. 82]
Вслед за Елистратовым мы поддерживаем мнение о том, что арго, (либо сленг) – это не какой–то вредный паразитический нарост, опухоль на теле языка, которую нужно обязательно удалить для спасения здоровья и красоты целостного языкового организма. Напротив, его можно рассматривать как структурирующий фактор национального языка, естественную и необходимую часть этой системы. [11, с. 84]
В этом плане сленг рассматривается не только как «социальный диалект», а как «единица взаимодействия языка и культуры».
Как отмечает В. А. Елистратов, традиционный взгляд на такое явление, ограничиваясь лишь рамками социолингвистики, страдает узостью, поскольку изучение подобного явления необходимо «вывести из рамок социолингвистики на более широкое и плодородное поле лингвокультурологии и лингвофилософии». [11, с. 84]
Арго, как общее понятие, включающее в себя сленги, жаргоны и пр., отражает культуру не только как «застывшую», «завершенную», но и отражает ее динамическое развитие, являясь языком людей, находящихся в процессе творения культуры.

2. Молодежный сленг

Русский молодежный сленг является очень интересным лингвистическим феноменом, существование которого лимитировано не только возрастными рамками (что ясно из самого его названия), но также и определенными социальными, временными и пространственными рамками.
Он используется в отдельных референтных группах, которые замкнуты в большей или меньшей степени, например, среди городской учащейся молодежи. По Е. В. Уздинской, основными носителями сленга являются люди в возрасте от 12 до 30 лет, представители определенной социально–демографической группы в составе народа, которую объединяет, прежде всего, их возраст. [15, с. 24]
Некоторые исследователи, к примеру, Е. Б. Лапова, Е. В. Уздинская, И. П. Подюков и Н. Ю. Маненкова высказывают мнение, что сленг используется только лишь в незначительном количестве жизненных ситуаций. [10, с. 34; 15, с. 26; 12, с. 81]
Но, на наш взгляд, с подобным мнением сложно согласиться, поскольку сленг распространяется практически на все области человеческой жизни, может использоваться при описании практически любых ситуаций, так как сленговое слово появляется в результате эмоционального отношения говорящего человека к предмету обсуждения. Сленг можно охарактеризовать как постоянное словотворчество, базирующееся на принципе языковой игры, причем зачастую именно данный игровой эффект, комизм, и является основным в сленговом тексте. Объяснить это можно тем, что молодому человеку важно не только сказанное, но и то, «как» оно произносится, чтобы быть рассказчиком, которого слушают с интересом.
По определению В. П. Белянинова и И. А. Бутенко, молодежный сленг являеется совокупностью «постоянно трансформирующихся языковых средств высокой экспрессивной силы, которые используются в общении молодыми людьми, состоящими в фамильярных, дружеских отношениях». [1, с. 23]
Е. В. Уздинская имеет сходное мнение: «Молодежный жаргон – это особый подъязык в составе общенационального языка, используемый людьми в возрасте от 14 до 25 лет в непринужденном общении со сверстниками, который характеризуется как особым набором лексических единиц, так и спецификой их значения». [15, с. 24]
Как справедливо замечает И. Б. Голуб в этом отношении, подобная речь, со множеством подтекстов, зачастую даже непристойного свойства, может присутствовать только в неформальном общении «на равных». Таким образом, сленг характеризуется довольно строгими границами уместности и адекватности. Именно по этой причине его появление в СМИ вызывает неоднозначные реакции со стороны читателей. По словам И. Б. Голуб, «люди, привыкшие быть с газетой «на Вы», категорически не приемлют эту тенденцию», а вот молодым людям, видящим в прессе и по телевизору «своих», приятно чувствовать свою причастность к освещаемым событиям. [6, с. 133 ]
Молодежный сленг (либо молодежный жаргон, у некоторых исследователей) привлекает пристальное внимание современных лингвистов, и существуют различные точки зрения на его природу.
Как уже указывалось выше, некоторые исследователи отказывают сленгу таких качествах, как систематичность и целостность, определяя его как «особый словарь» некой социальной группы. К примеру, М. Копыленко отмечает, что «значительная часть носителей русского языка в возрасте от 14 – 15 до 24 – 25 лет употребляет в общении со сверстниками несколько сот специфических слов и сильно идиоматических словосочетаний, именуемых молодежным жаргоном». [цит. по 2, с. 33]
Е. Г. Борисова – Лукашанец вместе со многими другими учеными отмечает, что сленг (либо жаргон) может обслуживать только самые важные ситуации в жизни своих носителей, при этом в такой трактовке он представляет собой некую совокупность слов, «расширяющую речевой репертуар группы носителей того или иного конкретного языка, структурных аспектов которого жаргон не затрагивает, реализуясь лишь на лексическом уровне для описания наиболее значимой для группы ситуации». [4. c. 85]
Другие исследователи, такие как К. Н. Дубровина, видят в молодежном жаргоне сложную подсистему русского языка, которая отличается избирательностью семантических полей, сниженностью стиля, а также ограниченностью круга своих носителей. «Опираясь на языковую систему в целом, жаргон является частью этой системы – частью, которая живет и развивается по законам, общим для всей системы. Вместе с тем жаргону свойственны некоторые особенности, которые и позволяют выделить его в отдельную подсистему». [7, с. 80]
Итак, молодежный сленг является своего рода живым организмом, находящимся в процессе непрерывного обновления и изменения. Он постоянно заимствует лексические единицы из жаргонов и иных подсистем русского языка, и напротив, сам принимает роль «поставщика» лексики разговорного обихода в «стандартный» язык.
В основном такое происходит с популярными сленгизмами, которые теряют свою экспрессивную окраску из–за многократных повторений. Как следствие подвижности сленга, невозможна его фиксация на бумажном носителе, а также точный подсчет его количественного состава. Представляется возможным только лишь выделить некоторые общие особенности, характерные для молодежного сленга, проследить общие законы его развития.

3. Использование молодёжного сленга в средствах массовой информации

На нынешнем этапе развития культуры повышенное внимание стало уделяться исследованию молодёжи и явлениям, которые с ней связаны. Ещё пару десятков лет назад, когда понятие молодёжного сленга в языке еще не было широко распространенным, невозможно было допустить, что вскоре сленг завоюет даже средства массовой информации.
Исследования молодёжного сленга в языке СМИ представляют собой важную задачу. В первую очередь это связано с тем, что в процессе передачи информации СМИ оказывают воздействие на людей, их мышление, восприятие мира, на культурные отношения между ними.
Как замечает О. В. Библиева, язык СМИ не всегда строго следует нормам и правилам литературного языка, и в нем часто встречается употребление сленгизмов, причем, как осмысленное, так и порой бессознательное. [3, с. 62]
Поскольку аудитория, охватываемая СМИ, весьма обширна, то в массовом сознании часто закрепляются различные «оговорки», деятелей культуры либо политики, ведущих или дикторов, журналистов и пр. В это же самое время сознательное употребление сленгизмов в СМИ связано с их стремлением стать ближе к своей публике, сделать все свои выступления максимально доступными и понятными для массовой аудитории. При этом адресат подобных выступлений может воспринять такие тексты как образец этикетной речи и использовать их в дальнейшем и в своей речи. [3, с. 62]
Таким образом, существует несколько причин, по которым литературный язык пополняется сленгом, и несколько путей, как это происходит. Данные пути и причины связаны между собой неразрывной связью, и представляется возможным обозначить их следующим образом:
1) Современные журналисты в основном являются молодыми людьми, студентами, т.е. типичными представителями того класса, который и создает молодежный сленг. Употребляя его в своей собственной речи, они могут поспособствовать проникновению молодежного сленга и в печатные издания.
В свою очередь, из печати сленгизмы проникают в письменный язык, поскольку они позволяют людям более полно и точно, экспрессивно и эмоционально отражать свои действия, выражать свои чувства и эмоции.
2) В настоящее время большое количество журналов и газет сейчас направлено на адекватное восприятие информации молодежью, а это может достигаться с помощью частого употребления в печати сленга, то есть понятных и привычных им выражений.
3) На пути своего развития культура находится в поиске новых путей своего дальнейшего развития, и один из таких путей проходит через изменение молодежного лексикона.
4) Как известно, язык является явлением, которому необходимо непрерывно развиваться и совершенствоваться. В большинстве случаев это происходит с помощью заимствования иностранных слов и появления неологизмов. В наши дни литературный язык не может развиваться так же стремительно и глобально, как сленг, и часто уже не может дать чёткую однословную характеристику какому–либо предмету, явлению либо действию. Из этого следует вывод, что литературному языку доводится заимствовать слова и выражения из молодежного сленга, что помогает языку и далее расти и развиваться.
По мнению О. В. Библиевой, ввиду того, что носители молодежного сленга составляют одну из самых многочисленных и социально активных частей структуры современного социума, сленговые слова и выражения проникают и в иные подсистемы русского языка: например, в просторечие, в устную разновидность литературного языка, в публицистику. Молодёжь, употребляя сленгизмы в своей речи, становится главным носителем молодёжного сленга, тем самым утверждая его как составляющую часть культуры. [3, с. 62]
Таким образом, проникновение сленга в печать можно охарактеризовать как абсолютно объяснимый процесс, обусловленный целым рядом причин.
Сленг стремительно завоевывает язык прессы. Многие материалы, описывающие вкусы молодых людей, их повседневную жизнь, хобби и интересы, кумиров, молодежную моду и т. д., содержат молодежный сленг в большей или меньшей степени его концентрации.
Обширным источником сленгизмов являются печатные СМИ – газеты и журналы, отражая быстро развивающееся и изменяющееся состояние языка и культуры. Та часть сленговой лексики, которая особенно распространена среди молодежи, рано или поздно попадает в СМИ, поэтому они предоставляют достаточно полную картину молодёжного сленга, по которой возможно судить о состоянии языка, а, значит, и о культуре, поскольку язык и культура тесно связаны. 
По выражению В. Г. Костомарова, «Образ сленга буквально захлестывает СМИ». [9, с. 46] Если раньше слова и выражения, относящиеся к молодежному сленгу, можно было найти только в немногох молодёжных изданиях, таких, как, например, «Молодёжная газета», «Бумеранг», «Птюч» (молодёжные журналы), «Яоск–Фуз» (музыкальная газета в Санкт–Петербурге), то теперь пресса, адресованная не только молодежи, но и широкому кругу разновозрастных читателей, буквально «пестрит» такими словами; сленгизмы повсеместно слова звучат по телевидению и употребляются в сети Интернет, особенно на молодежных сайтах и форумах.
Сравнительно небольшое количество молодёжных журналов связано с тем, что молодёжная субкультура, отдаёт предпочтение аудио–визуальным средствам массового общения. Печатные СМИ отходят на второй план, и в качестве основных коммуникационных посредников теперь выступают различные чаты и форумы, Интернет–сайты, телевизионные ток–шоу и др. Подобные им посредники и являются «поставщиками» современного стиля молодёжи.
Среди печатных СМИ, посвященных молодёжи и отражающих ценности и символы молодёжной культуры, самыми известными можно назвать: «СООL», «ОМ», «Молоток» и журнал «Птюч».
По нашим наблюдениям, возможно разделить данные печатные издания на два основных типа: издания, говорящие на молодежном сленге, и издания, использующие его в качестве экспрессивного средства.
Рассмотрим оба типа печатных СМИ подробнее.
На наш взгляд, самым ярким представителем первого типа является еженедельная газета под названием «Молоток». Она и подобные ей издания в качестве цели ставят перед собой общение с аудиторией на ее языке (очевидно, в том виде, как они его себе представляют). Журналисты газеты пытаются передать на письме характерные черты разговорного синтаксиса: «рваные» фразы, некоторая путаность, сбивчивость в речи, большое количество вводных слов («ваще», «прикинь»), оценочных конструкций («балдеж», «отстой», «облом», «прикольно»), междометий («блин» , «типа», «вау», «йоу–йоу», «бла–бла–бла» и пр.
В текстах этого издания процент сленгизмов довольно высок, и по некоторым подсчетам может достигать 40 – 50 % в некоторых материалах (к примеру, в гороскопах). Но в среднем по всему изданию эта цифра существенно ниже (примерно 8%), за счет того, что авторы, пишущие на более «серьезные» темы, менее строго следуют общей стилистике газеты.
Также следует отметить, что литературные работники изданий, «говорящих на сленге», склоняются собственному «сленготворчеству». Так, газета «Молоток» стала использовать в языке своих публикаций такие слова, как «крендель» (т. е. «молодой человек») и «мурена» (т. е. «девушка»), не являющиеся распространенными среди молодежи. Данные сленгизмы стали использовать все постоянные авторы издания, а художники назвали свои комиксы об отношениях парней и девчонок «крендиксами–мурениксами». В итоге читатели «Молотка» переняли эту языковую игру и сами стали пользоваться словами «крендель» и «мурена» в своих письмах к редакции. Например, читательница «Молотка» в своем письме в редакцию отметила: «Я, как любая нормальная мурена, тащусь от серебра»
«Говорящие на сленге» печатные издания по своему духу и стилистике близки молодежному каналу MTV, что заметно по вопросам, освещаемым в них, по кумирам, преподносимым читателю (например, Бивис и Баттхед). Фактически, редакция газеты «Молоток» пытается на печати копировать популярную телестилистику, заимствуя из нее вольное обращение со сленгизмами, темы материалов, а также знакомые образы и типажи.
Конечно, относиться к подобной пропаганде сленга можно по–разному, но все же очевидно, что, используясь в разумных пределах, данный прием пользуется у читателей большой популярностью, и им доставляет удовольствие иметь общий язык с любимым изданием. Тут можно провести аналогию со сленгом в отдельно взятой семье, компании, школьном классе, которым дорожат его носители, который позволяет отличать «своих» от «чужих» и крепче сплачивает все сообщество.
К изданиям второго типа, то есть изданиям, использующим сленг как экспрессивное средство, можно отнести большую часть молодежных СМИ: например, газеты «Cool», «Тусовочка», «Бумеранг», журналы «Птюч» или «Молодой». К слову, журнал «Птюч» стоит в этом ряду особняком, поскольку на его страницах можно встретить нецензурную и грубую лексику, но это не имеет отношения к разговору о сленге.
Название данной группы печатных СМИ вполне отражает ее сущность. Тексты таких газет и журналов в основном нейтральны по общей стилистике. Их авторы используют сленгизмы и жаргонизмы не очень часто, лишь в качестве выразительного приема, и процент сленгизмов невысок: он составляет не более 1 процента по изданию в целом, достигая максимум 3 процентов в некоторых отдельных материалах. В подобных изданиях используются в основном сленгизмы, близкие к просторечию и не имеющие оттенка неожиданности и новизны: например, слова «кайф», «тормозить», слово «отстой», обретшее популярность благодаря сериалам про Бивиса и Баттхеда. В подобных изданиях отсутствует собственное словотворчество, их язык не может считаться оригинальной визитной карточкой. Практически невозможно определить по стилю статей, где они могли быть напечатаны. Вся разница состоит в тематике статей, в музыкальных и других пристрастиях, а не в языке статей.
Молодёжный сленг получил масштабное распространение не только в печатных видах СМИ, но и в электронных: на ТВ и в сети Интернет. Данные средства массовой информации также играют большую роль в распространении молодежного сленга и в появлении новых сленгизмов.
К примеру, по телевидению транслируется широкий спектр программ для молодёжи, в которых общение в основном происходит на молодёжном сленге. В наши дни существуют специализированные молодёжные телеканалы, интерактивные телепередачи, так что молодые люди могут использовать телевидение для общения.
Можно двояко оценить отношения молодёжи со СМИ. Согласимся с О. В. Библиевой, что современные средства массовой информации оказывают на молодежь как положительное, так и отрицательное воздействие. Например, телевидение развивает эрудицию моложежи, расширяет ее кругозор, давая знания о культуре, в том числе и современной, об их сверстниках, живущих за рубежом. Но при этом очень часто телевидение само формирует образ современной молодёжи и её субкультуры. Разнообразные музыкальные программы, реклама, многочисленные молодёжные сериалы, ток–шоу и различные проекты, ориентированные на молодёжную субкультуру, прочно заняли свое место в телевизионном эфире. [3, с. 62]
Телевидение выстраивает обобщенный образ молодых людей, ориентирующихся на определенные ценности, общие для всей группы. При этом оно не акцентируется на том, являются ли эти ценности «свежим дыханием» или «распиванием пива». 
Сегодня на таких музыкальных каналах, как «МТУ» или «МузТВ» из уст ведущих сплошь и рядом можно слышать сленгизмы, например: «стопудово» (верно, точно), «круто» или «прикольно» (здорово, замечательно, отлично), «параллельно» (все равно), «продвинутый» (человек, разбирающийся в чем–то лучше остальных), «тусовка» (светское мероприятие, дискотека, а также ее публика) «тачка» (машина), «чел» (человек).
Телевидение, несомненно, является мощнейшим каналом распространения сленга. Свидетельством этого являются многочисленные сленговые слова и выражения, заимствовуемые молодёжью из молодёжных различных телепередач, сериалов и реалити–шоу. Такие слова можно встретить уже не только на молодёжных, но и на общественных телевизионных каналах, например, в развлекательных передачах. Молодёжный сленг очень распространен в рекламе на ТВ и по радио. Возьмем, к примеру, известный слоган «Не тормози, сникерсни!». Этот и подобные ему сленговые каламбуры начинают активно использоваться в повседневной речи. Данное выражение может быть использовано, например, студентом для приглашения своих сверстников в столовую на обеденном перерыве.
Широкое применение молодёжного сленга в сфере рекламы можно оценить как успешную маркетинговую стратегию, так как убедить аудиторию покупать ту или иную продукцию намного легче, если этот призыв прозвучит на «родном» языке молодых людей, т.е. на молодёжном сленге. Всё чаще в речи можно встретить так называемые бриколажи (от фр. bricolage), когда цитата из рекламы, фильма, и т. д., используется говорящим в собственном высказывании.
Активное употребление сленговой лексики свойственно для большинства популярных молодёжных телепроектов, к которым относятся «Фабрика звёзд», «Дом», «Рассмеши комика», «Народный артист», «Минута славы» и пр. Участниками таких проектов являются в большинстве своем молодые люди, которые, находясь в окружении своих сверстников, часто говорят именно на молодёжном сленге, не всегда даже понятном для окружающих: «обкотлетиться» (объесться), «глотать клеса» (пить таблетки), «колбаситься» (развлекаться).
Итак, молодежный сленг является широко распространенным явлением, которое постепенно наполняет литературный язык и проникает во все его сферы, в том числе и в СМИ.
Несмотря на то, что русский молодежный сленг активно изучается многими исследователями (Е. Г. Борисова – Лукашанец, В. С. Елистратов, К. Н. Дубровина, Э. М. Береговская, и пр.), можно выделить одну особенность отечественных работ, посвященных этой теме.
В трудах некоторых лингвистов содержатся своеобразные призывы к борьбе с молодежным сленгом, авторы как бы стыдятся, что взяли за предмет своего исследования такое «недостойное» явление и «оправдывают» свою работу стремлением изучить это «зло», чтобы знать, как эффективнее с ним бороться.
Мы считаем подобный подход ненаучным, поскольку лингвист не может, да и не должен бороться с языком, а в его задачи входит исследование его многообразия, в том числе и его ненормативных проявлений. Ведь молодежный сленг, как и любое другое явление, существующее в языке, нельзя ни запретить, ни отменить. По – видимому, вопрос о том, хорош он или плох, неправомерен.
Одними из его главных достоинств являются краткость, «живость» и, поэтому в наши дни молодежный сленг стал употребляться даже в таких сферах, как литература и СМИ. Так же, как и любой язык, сленг меняется с течение времени, одни слова исчезают, а другие приходят им на смену. Что же касается негативного влияния молодежного сленга, то, как отмечает В. С.  Елистратов, все социальные диалекты, в отличие от диалектов территориальных, никогда не бывают первым и единственным способом коммуникации для тех, кто ими пользуется.
Конечно, грустно, если сленг целиком заменяет человеку обычную речь, но и невозможно представить современного молодого человека вовсе без сленга. В речи молодежи всегда отражались только взлеты и падения духовной культуры общества, но и его социально–психологические проблемы. Нам представляется, что современные лингвистика и психология должны совместить свои усилия по рассмотрению и языка молодежи в целом, а также таких его аспектов, как молодежный сленг. Подобные исследования смогли бы объяснить некоторые вопросы возрастной психологии, а также определить механизмы, ответственные за управление жизнью молодежного языка.

Список использованной литературы

1. Белянин В. П., Бутенко И. А. Живая речь: словарь разговорных выражений. – М.: ПАИМС, 1994, – 192 с.
2. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания. – 1996. – №3. – С. 32 – 39.
3. Библиева  О. В. Молодежный сленг как форма репрезентации молодежной культуры в средствах массовой информации // Вестник Томского государственного университета. – 2007. – № 304. – С. 62 – 65.
4. Борисова — Лукашанец Е. Г. Лексические заимствования и их нормативная оценка (на материалах молодежного жаргона 80-90 годов). – М, 2005. – 102 с.
5. Гальперин И. Р. О термине «слэнг» / И.Р. Гальперин // Вопросы языкознания. 1956. – №6. – С. 107 – 114.
6. Голуб И. Б. Стилистика русского языка. – 4–е изд. – М., 2002. – 448 с.
7. Дубровина К. Н. Студенческий жаргон // Филологические науки. – 1980. – № 1. – C. 78 – 81.
8. Елистратов В. С. Русское арго в языке, обществе и культуре // Русский язык за рубежом. – 1995. – №1. – C. 82 – 88.
9. Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс – медиа / В. Г. Костомаров. М.: Педагогика – Пресс, 1994. – 248 с.
10. Лапова Е. Б. О молодежном жаргоне // Русский язык. – Минск, 1999. – Вып.10. – C. 34 – 39.
11. Мордвинов А. Б., Осипов Б. И. Учебная практика по изучению народно – разговорной речи города. – Омск. 1990. – 122 с. 
12. Подюков И. П., Маненкова Н.Ю. Жаргонизированная лексика и фразеология в обиходно–разговорной речи молодежи // Лингвистическое краеведение. – Пермь, 2001. – C. 81 – 87.
13. Словарь лингвистических терминов / под ред. О. С. Ахмановой. 3–е изд. –   М.: Советская Энциклопедия, 2004. – 608 с.
14. Советский энциклопедический словарь, под ред. С.М. Ковалева, – М.: «Советская энциклопедия», 1981. – 1600с.
15. Уздинская Е. В. Семантическое своеобразие современного молодежного жаргона // Активные процессы в языке и речи. – Саратов, 1991. – C. 24 – 33.
16. Шахматов А.А Синтаксис русского языка. М.: Эдиториал УРСС, 2001. — 624 с.

Молодежный сленг и его отражение в современных СМИ 1 Сленг как явление в современной лингвистике Как известно