июня завод «Маяк» предъявил иск к ОАО «Российские железные дороги» о взыскании штрафа за невыполнение принятых заявок на перевозку грузов в феврале и марте и возмещении убытков, понесенных заводом в виде неустойки, уплаченной заводом своим покупателям за просрочку поставки продукции из-за неподачи дорогой вагонов.
Управление дороги выдвинуло следующие возражения по иску:
1. в отношении взыскания штрафа, за невыполнение плана перевозок истцом нарушен претензионный порядок, предусмотренный ст.123 УЖТ. Расчет по причитающимся суммам штрафа был сообщен истцу: за февраль — 6 марта, а за март — 12 апреля. Претензия же истцом была заявлена только 20 мая, т.е. с пропуском установленного срока, в связи с чем она была возвращена истцу без рассмотрения;
2. взыскание остальных сумм не предусмотрено УЖТ, так как они представляют собой требования о возмещении убытков, понесенных истцом по своим обязательствам.
Завод настаивал на удовлетворении своих требований, заявляя, что действующее законодательство не устанавливает срок для предъявления претензии, а понесенные им убытки являются следствием невыполнения дорогой принятых заявок на перевозку грузов.
Кто прав в этом споре и как следует решить дело? Как решается вопрос о подсудности при предъявлении иска к перевозчику?

июня завод «Маяк» предъявил иск к ОАО «Российские железные дороги» о взыскании штрафа за невыполнение принятых заявок на перевозку грузов в феврале и марте и возмещении убытков