10 сентября 2016 года Авилов заключил с Пироговым и Ивановым договор возмездного оказания услуг по чистке десяти ковров, пообещав оплатить их услуги суммой в 6500 рублей после приемки результатов. Срок исполнения услуги был установлен сторонами в 10 дней.
20 сентября 2016 года Авилов пришел на автомойку, где Пироговы работали, и потребовал вернуть ковры, так как срок договора истек. Ковры ему показали, но Авилов остался недоволен качеством чистки, обратив внимание на то, что на двух коврах не сошли пятна. В связи с этим он сказал Пирогову и Иванову, что заплатит только за чистку восьми ковров, а заберет все.
Пирогов и Иванов возразили, что именно эти пятна вывести невозможно, услуги выполнены надлежащим образом и деньги следует заплатить целиком. Авилов не согласился, а силой ковры ему забрать не удалось.
Ковры пролежали на автомойке у Пирогова и Иванова месяц. Через месяц на имя Пирогова и Иванова поступила повестка в суд. Авилов подал иск с требованиями:
— об истребовании неосновательного обогащения в виде ковров;
— о возмещении убытков, которые он получил, поскольку 30 сентября 2016 года продал эти ковры соседу, но передать не смог;
— о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств за каждый день просрочки;
— о компенсации морального вреда, который он получил, будучи публично изгнанным из автомойки после попытки забрать свою собственность в виде ковров.
Вопросы:
1) Кто является должником, а кто кредитором в описанных правоотношениях?
2) Имели ли право не отдавать ковры Пирогов и Иванов или нет? Почему?
3) Будут ли удовлетворены требования Авилова в судебном порядке?

10 сентября 2016 года Авилов заключил с Пироговым и Ивановым договор возмездного оказания услуг по чистке десяти ковров