№ 1
Гражданин Рима, уходя в поход и предполагая беременность жены, составил завещание: «Если у меня родится сын и он умрет, не достигнув совершеннолетия, то я желаю, чтобы Муций Курий был моим наследником». Жена заблуждалась, сын не родился, и брат завещателя Капоний стал оспаривать завещание после гибели брата в военном походе. В суде два претендента на наследство требовали решения в свою пользу. Один, с точки зрения буквы юридического документа. Другой — с позиции духа документа. Вопрос 1. Кто из этих двоих на какой оценке смысла завещания настаивал в суде?
В этом судебном процессе участвовали два защитника. Один из них, Сцевола, держась традиции, говорил: «Было бы ловушкой для народа, оставив в пренебрежении писаный текст, заниматься розыском воображаемой воли завещателя и тем самым с помощью красноречия адвокатов извращать писания простых людей». Красс — защитник интересов другой стороны, убедительно доказывал, что «в словах то и кроется ловушка для народа, если оставить без внимания волю. Справедливость требует, чтобы мысли и воля соблюдались». Вопрос 2. Какой из защитников защищал интересы Муция Курия и какой — интересы Капония?
Вопрос 3. Кто из этих защитников ссылался на высказывания великих юристов: Папиниана, Модестина и Помпония?
В договорах необходимо обращать больше внимания на волю, чем на слова (Папиниан, Дигесты Юстиниана). Модестин переносит установку Сцеволы на сделки купли-продажи: «иногда больше значит написанный текст, чем намерения сторон». Помпоний предлагал в договоре купли-продажи отдавать предпочтение тому, что имелось в виду, а не тому, что было сказано.

№ 1 Гражданин Рима уходя в поход и предполагая беременность жены составил завещание